Портал Успех

Главная! | Регистрация | Вход
Пятница, 15.12.2017, 16:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта



Воспитание есть воздействие на сердце тех, кого мы воспитываем. Л. Н. Толстой


Родители и дети. Воспитание ребенка.

Из книги А. Нефедова. УПРАВЛЕНИЕ РЕАЛЬНОСТЬЮ



Каждый человек есть переходное существо, которое каждым своим поступком либо отрабатывает психологические проблемы своих родителей, либо передает их своим детям. Причем надо понимать, что речь в данном случае идет о передаче подсознательных программ, которые у самих родителей закладывались еще в том возрасте, о котором у человека нет сознательных воспоминаний. Большинство людей не замечает, как это происходит, поэтому одна немецкая писательница назвала этот процесс тайным договором поколений. Родители даже не подозревают, насколько авторитетны для ребенка в раннем возрасте их слова и поступки. Ребенок в своем суждении о мире не обладает критическим разумом, поэтому все, что ему говорят о мире, становится для него истиной, которую он принимает в систему своих убеждений и может пронести через всю жизнь. Но то, что кажется верным родителям, всю жизнь прожившим в нищете, скорее всего, будет очень сильно ограничивать того, кто хочет стать богатым. В детстве мы часто находимся в ситуации, когда чувствуем свое бессилие перед могущественными гигантами – родителями; поэтому в возрасте до трех лет такие, кажущие безобидными, методы воспитания, как контроль, регламентирование, критические замечания и одергивания, являются для ребенка очень значимыми. А принуждение, лишение самостоятельности, манипулирование с помощью чувства вины и стыда имеют далеко идущие последствия.
Кто из родителей не злоупотреблял своей властью в отношении ребенка?
Как часто дети слышат: «Нельзя!», «Не трогай!», «Не ходи!». Это связано, несомненно, с безопасностью ребенка, но запреты из необходимого инструмента безопасности превращаются в инструмент манипулирования для более комфортного состояния родителей. Гораздо легче крикнуть «Нельзя!», сидя в кресле, чем встать и помочь преодолеть ребенку опасное препятствие. Легче крикнуть «Не трогай!», чем подойти и потратить усилия на знакомство ребенка с интересным для него предметом, например, ножницами. Психологи подсчитали, что в средней семье ребенок ежедневно получает 460 отрицательных, критических или ограничивающих замечаний, и только 75 положительных и одобряющих. Вскоре у растущего человека вырабатывается рефлекс неуверенности в своих отношениях с окружающим миром.
Иногда запреты сопровождаются шлепками или словами: «Ты плохой (плохая)!», «Я больше с тобой не дружу!». А такие выражения, как «Я больше не твоя мама!», «Я тебя не люблю!» или «Если этого не сделаешь (или сделаешь) – я уйду!», можно считать садистскими. Для ребенка потеря мамы – это маленькая смерть, ее нелюбовь является сильной эмоциональной болью, а манипулирование с помощью страха боли – это угроза пытки. Как это отражается на ребенке? Вырабатывается рефлекс беспокойства и чувства вины.
Однажды я пошел к сыну в детский садик на новогодний утренник, где детишки читали для родителей стихотворение на английском языке. Им было всего по пять лет, некоторые сбивались или ошибались, и все взрослые воспринимали это как милое зрелище. Один мальчик, выйдя на сцену, тоже замешкался, а в это время его мама крикнула: «Если ты сейчас не прочитаешь, я уйду!». Видели бы вы, какой страх отразился на его лице! Естественно, в таком состоянии он не смог вспомнить ни одного слова, и его мама действительно ушла. Все остальное время, пока дети водили хороводы и пели песенки, его лицо напоминало восковую маску. Он автоматически все делал вместе со всеми, но на самом деле отсутствовал. Он был практически без сознания. Для него это не просто эпизод, который забудется. Все запишется в бессознательном, и это состояние будет периодически возвращаться во взрослой жизни при наборе определенных рестимулирующих факторов. Страх отвержения, заложенный в человеке подобными эпизодами, приведет к тому, что во взрослой жизни он будет стремиться избегать ситуаций, в которых может быть отвергнутым. Поэтому мужчина боится проявлять знаки внимания по отношению к женщине, менеджер боится предлагать товар покупателю, а отцы в некоторых семьях боятся иметь свое мнение. Робость служит в качестве защиты от опасности подвергнуть себя риску отвержения, так как это подсознательно ассоциируется с сильной эмоциональной болью. Особенно отражаются на становлении негативных программ любые виды отвержения в возрасте до полутора лет, когда еще сильна симбиотическая связь с матерью. Например, некоторые родители ошибочно полагают, что лучший способ отучить ребенка кричать по ночам, это не потакать ему. Раз покричит, другой покричит, а когда поймет, что кричать бесполезно, перестанет. Но если так происходит, в психике ребенка остается записанным состояние брошенности, ненужности и неспособности управлять реальностью, которая в данный момент его жизни почти вся сосредоточена на родителях. Доказано, что капризность детей в более старшем возрасте происходит от чувства неудовлетворенности, которое пришло из младенчества. Чувство ненужности, одиночества, невротическая жажда любви в зрелом возрасте есть воспроизведение чувств, когда-то очень давно вытесненных в бессознательное. Потребность ребенка в близости не означает, что надо эту близость навязывать, ведь с полутора лет начинает биологически проявляться потребность в расширении жизненного пространства, и здесь надо разумно поддерживать одновременное стремление ребенка к близости и свободе. Большое влияние на становление психики имеет правильное приучение к чистоплотности. Ребенку нужно объяснять, чего от него хотят, но родителям следует понимать, что овладение контролем за отправлением естественных надобностей требует времени. Поэтому излишняя требовательность и торопливость, давление с помощью угроз и наказаний, критика и пристыжение создают у ребенка только чувство собственной несостоятельности, глубокое неверие в свои силы и раскаяние за свою органическую, существующую как данность, неспособность удовлетворить самых близких людей на земле. Это ощущение проецируется на состояние уже взрослого человека и оценивание им своих возможностей в жизни.
Необходимо сказать и о методах подавления детской агрессивности. Агрессивность является одним из важнейших инструментов биологической эволюции и заложена в каждом существе. У агрессивности несколько функций, среди них и защитная. Она же обеспечивает и способность к конкуренции и выживанию и может быть созидающей целенаправленной силой. Вместо того, чтобы разумно направлять это свойство в нужное русло и научить ребенка сознательно контролировать его, взрослые всеми силами подавляют это качество, чаще всего с помощью ответной агрессии. При таком подходе возникает конфликт, в котором ребенок чувствует себя бессильным; возникает невыносимая ситуация беспомощности. Чтобы избежать эмоциональной боли, ее приходится вытеснять в бессознательное. Подвижная психика детей проделывает это с успехом, но вытесненная в бессознательное боль всегда имеет навязчивое стремление к повторению. Она как бы говорит: «Я не ушла, я внутри тебя, я разрушаю тебя изнутри, я хочу выйти». Когда эта боль возвращается, у человека два пути: загнать это невыносимое чувство обратно либо разрядить его на ком-то более слабом. После насильственного подавления агрессивность не может быть выражена конструктивно, ей остаются деструктивные, неадекватные для биологического выживания формы. Отсюда тирания в семьях, страсть к разрушению и жестокость в состоянии алкогольного опьянения.
Можно подавить агрессивность и с помощью чувства вины. Например, если ребенок ударил маму, она уходит и говорит: «Я больше не приду, ты не мой сын». Если мальчик поверит в это, то оставшись один, он может испытать настоящий ужас вместе с чувством вины. Это мучительное чувство, вытесненное в бессознательное, станет гипнотической программой. Подобная программа больше никогда не позволит проявить ему агрессию в жизни. В будущем любая попытка совершить действия в защиту собственных интересов вызовет непреодолимое чувство страха и вины.
Нужно ли говорить, что во взрослой жизни это будет несчастный человек и полный неудачник.
Много несчастных судеб закладывается от непонимания детской сексуальности и собственной родительской закомплексованности в этой сфере. Ребенок вышел из чрева, поэтому он стремится к максимальной близости с матерью, при этом социальные нормы его интересуют меньше всего. Все знают, как облегченно вздыхает ребенок, прижавшись к матери и обняв ее за шею. Это частичный возврат к тому успокаивающему состоянию единства, которое он потерял после рождения. Отношения между родителями и детьми всегда окрашены эротизмом. Противоречия между социальными нормами и естественной детской сексуальностью уже сотню лет являются темой номер один в психоанализе. Тема эта многогранна и противоречива, она требует серьезных непредвзятых исследований. Мы с помощью этой темы попробуем лишь раскрыть механизм такого понятия как «двойное послание».

Следующая страница>>>
|||| .
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Наш опрос
Считаете ли Вы, что мысли материальны?
Всего ответов: 2844
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz